Не отчество, а матчество: 10 примеров матронимов в свидетельствах о рождении

Незаконные дети

Самый известный пример из летописи – сын галицкого князя Ярослава Владимировича по имени Олег, живший в XII веке. Его отец был женат на дочке Юрия Долгорукого Ольге, но гораздо больше чем Ольгу любил свою наложницу Настасью. От нее-то и родился Олег.

Князь Ярослав так был привязан к Настасье, что пожелал сделать наследником незаконного отпрыска. Однако приближенные Ярослава Владимировича не желали правителя с таким скандальным происхождением, и дали байстрюку (так на Руси называли незаконных сыновей) ироническое «матчество» — Настасьич. Мало этого, они еще и отравили бедного Олега Настасьича вскоре после того, как он взошел все же на галицкий престол.

Намек на незаконное происхождение чувствуется и в ответе гордячки Рогнеды на сватовство Владимира Красное Солнышко, который был, как известно, сыном князя Святослава и рабыни по имени Малуша. Рогнеда заявила, что не желает идти за «робичича» — сына рабыни. Владимир назван не «Малушичем», тем не менее, матроним просматривается и тут.

«Матчества» можно усмотреть и в доживших до наших дней фамилиях типа Катеринкины, Катины, Аннушкины, Анненковы и т.п. Поскольку фамилии в прежние времена полагались только знатным людям, крестьяне фамилий не имели и назывались по имени отца – Иван Петров сын, Степан Титов сын и в таком роде. А если отца никто по имени не знал, или, напротив, знали слишком хорошо, поскольку был он каким-нибудь грозным помещиком Троекуровым, то ребенка величали по матери – дворовой красавице Катеринке или Аннушке.

Будет ли принят закон о матчестве?

В интернете была организована петиция с целью собрать подписи в пользу введения закона о матчестве. Пока проект не получил широкой поддержки, поскольку его сильно осуждают сторонники традиционных семейных ценностей. В России принято давать отчество только по отцу, и нарушение этого правила в патриархальных семьях неприемлемо. Особенно сильно матронимы осуждаются верующими людьми.

Одновременно с этим девушки всё чаще задумываются о матчестве. Согласно опросу, проведённому на женском форуме, 9% участниц однозначно одобряют матронимы. Столько же высказываются категорически против

Другие же относятся с осторожностью к этому явлению

Пока нельзя сказать точно, будет когда-нибудь в России официально разрешено давать ребёнку матчество. Вполне возможно, что через какие-нибудь 30 лет Мариевичи, Екатериновичи и Анастасиевичи станут для нас так же привычны, как Александровичи, Сергеевичи и Ивановичи.

А как вы относитесь к матчеству?

Как получить матчество?

Чтобы малыш получил матчество, необходимо, чтобы был мужской вариант имени матери. Например, Александр-Александра, Евгений-Евгения. Но отчество по своему имени получится дать и обладательницам других имён. Например, есть мужские имена Марий, Дарий, Анастасий и др. Если женщина докажет, что отчество образовано от мужского имени, то никаких проблем с регистрацией не будет.

Однако противники этого явления утверждают, что ребёнку с матчеством жить будет непросто. В школе его могут начать дразнить сверстники, позднее непривычное на слух отчество будет вызывать улыбку у окружающих. Но уже при получении паспорта в 14 лет можно отказаться от матронима.

Как вас по матушке?

Ивановы, Петровы, Маринины, Машковы — обладатели фамилий, созданных с явным влиянием имени, в их происхождении могут не сомневаться. Сидоров — сын Сидора, Аннушкин — ребенок Анны. Множество наших фамилий — ни что иное, как бывшее отчество или матчество. И так не только в русском языке: Райкин — это сын Райке, Ривкин — Ревекки, Хавкин — Евы. Все это, кстати, женские имена, что достаточно характерно для еврейского наследования национальной принадлежности. А вот еще пара ярких примеров: фамилии-бренды Марриот и Тиффани — тоже матронимы, к примеру, Тиффани на Руси была бы Феофаньевной.

У фамилий, как до этого патронимов и матронимов, была явная прикладная функция. Нужно было указать принадлежность человека к роду и закрепить право на наследство. Там, где имущество передавалось по материнской линии, давали не отчество, а матчество. До сих пор в Индии и Бангладеше есть народности, которые поступают именно так.

Перед распространением патриархата матчества не устояли, но их следы до сих пор можно найти практически в каждом языке. Даже у арабов пророк Иисус зовется Иса ибн Марьям, Иисус, сын Марии.

Консерватизм отчества

Вопрос о смене патронимов на матронимы возник не внезапно, эта тенденция постепенно набирала обороты по различным социально-экономическим причинам, одним из которых является, к примеру, переосмысление и реформирование института семьи.

Доктор филологических наук Марина Голомидова упомянула об этом в своей статье «Русская антропонимическая система на рубеже веков», которая была опубликована в журнале «Вопросы ономастики» (No 2 за 2005 год). Как отметила специалист, отчество является наиболее консервативным компонентом официального именования человека.

«Но и в современной жизни, в условиях давно и коренным образом изменившегося семейного права, отчество продолжает сохранять в своей фоновой семантике смысл уважительного отношения к отцовству», – написала М.В. Голомидова.

Исследовательница обратила внимание, что далеко не все россияне считают отчество необходимым, а некоторые респонденты и 15 лет назад открыто высказывались о возможности замены патронимов на матронимы. Этот факт автор статьи объяснила изменениями в общественном сознании, которые произошли в результате уравнивания прав мужчин и женщин, а также на фоне отказа многих представителей сильного пола брать на себя ответственность за воспитание и содержание детей

Известный философ и культуролог Михаил Эпштейн тоже считает, что матронимы в русском языке звучат ничуть не хуже патронимов, а это значит: матчество имеет такое же право на существование, как и отчество. Об этом ученый написал в статье «Как вас по матушке?», опубликованной интернет-изданием «Частный корреспондент» 9 марта 2012 года.

«Особенность российского патриархата – это система патронимов, которые укореняют мужскую линию наследственности в самой фундаментальной из знаковых систем – в языке… Васи становятся Василиями Ивановичами, Кати – Екатеринами Петровнами, т.е. продолжателями исключительно мужской линии своих предков», – признает М.Н. Эпштейн.

Ученый называет сложившуюся в российском обществе ситуацию не вполне справедливой и недостаточно обоснованной, в первую очередь, по отношению к матерям-одиночкам.

Матронимы сейчас

В русском языке сохранилось достаточно много фамилий, образованных от женских имен. Например, Катин, Аннушкин, Алёнин, Аленин, Татьянин и другие. Что касается именно матронимов, заменяющих отчества, то тут сложнее, однако это не невозможная задача. Так, например, в 2012 году житель Екатеринбурга Сергей Мухлынин смог не полностью сменить отчество, но добавить имя матери. По его словам, он всю жизнь мечтал восстановить социальную справедливость, уравняв в своем имени мать и отца. «В ЗАГСе, когда я стал пробивать конкретно для себя это, смутились, сказали, ну вот это будет долго, будут такие-то проблемы, такие-то. Я насторожился, но решил — надо добиться», — говорил он. В результате мужчине удалось поменять документы и теперь в свидетельстве о рождении и паспорте у него записано Сергей Веро-Викторович.

В том же году жительница города Реж Свердловской области Альмира Давлетханова назвала дочь Мирой и дала ей свое матчество — Альмировна. Свое решение она объяснила тем, что биологический отец не принимает участие в воспитании ребенка. Работники ЗАГСа не стали препятствовать матери, сославшись на то, что в татарском и башкирском есть мужское имя Альмир, а потому аналогичное матчество вполне возможно.

Еще один случай с трансформацией имени и отчества произошел в семье художника Вячеслава Воронина и реставратора графики Марины Фроловой. В 2002 году супруги решили назвать своего сына именем БОЧ рВФ 260602 (расшифровывая это имя как «Биологический Объект Человек рода Ворониных-Фроловых, родившийся 26.06.2002 года»). Однако органы ЗАГС отказали им в этом. Родители настаивали на своем и решили не получать российского свидетельства. Впоследствии ребенку были выданы международное свидетельство о рождении и международный паспорт, на основании которых был выписан российский медицинский полис. Эти же документы дали родителям возможность определить мальчика в школу. В настоящее время он учится в десятом классе московской школы. Примечательно, что до 2017 года в России не было закона, запрещающего регистрировать имена детей, содержащие цифры, буквенно-цифровые обозначения и символы. В 2017 году его подписал президент Владимир Путин.

Дети сильных и властных матерей

Зачастую, впрочем, «матчество» присваивалось отпрыску не несчастной наложницы знатного человека, а, напротив, ребенку самостоятельной и знатной женщины.

Вот пример из летописи. У дочери Владимира Мономаха, Марицы, был сын Василий, Василько. Отцом Василька являлся некто, выдававший себя за византийского принца, бежавшего из Константинополя по политическим мотивам. Самозванец вскоре погиб от руки подосланных убийц, а внук Владимира Мономаха стал именоваться Василько Маричичем – по имени матери. Имя византийского проходимца было, таким образом, вычеркнуто, зато осталось имя дочери великого князя Владимира Мономаха.

Еще один пример. В XV веке, когда великий князь Московский Иван Васильевич собирал русские земли под свое крыло, в Великом Новгороде сложилась оппозиция Москве, во главе которой стояла знаменитая Марфа Борецкая, вдова новгородского посадника Исаака Борецкого. Марфа Посадница была знатной и очень богатой женщиной, принимавшей серьезные политические решения и вообще, «рулившей» в Новгороде. Она была такой властной и самостоятельной дамой, что ее сына Дмитрия в летописях иногда называют не Исааковичем, а Марфиным.

Можно смело предположить, что подобное происхождение имеет и фамилия Вдовин. Вдовы в древней Руси, если они имели сына, назывались «матерыми вдовами». И если такая матерая вдова не выходила замуж, она становилась полновластной хозяйкой всего имущества, оставленного ей почившим супругом, и управляла им по своему разумению до тех пор, пока ребенок не «войдет в лета», а иногда и дольше. Матерые вдовы, если были богаты и знатны, имели статус наравне с мужчинами, и совершенно неудивительно, что их дети и внуки получали фамилии по матрониму – Вдовины.

В исследовании, предпринятом историком Н.М. Тупиковым, можно найти упоминания лиц, носивших фамилии, образованные от женских имен. Это своеземелец Юрий Марьин живший в 1495 году, крестьяне Григорий Домнин (1617), Якуш Софьин (1495), Иван Татьянин (1650) и т.д. Исследователь делает предположение, что матери этих людей были самостоятельными женщинами, ведшими хозяйство без мужа, что и отразилось на прозвищах сыновей. Впоследствии эти прозвища стали фамилиями.

И нашим, и вашим

Помимо только отчества или только матчества есть и смешанный вариант: патроматроним. Это редкость для истории Руси, но не для европейских стран — матчество, данное как признание активной социальной или политической роли матери. Яркий пример — Марфа-посадница, вдова, правившая Новгородом после смерти мужа. Ее сын вошел в летописи с патроматронимом, Дмитрий Борецкий Исакович Марфин. В Европе смешение отчеств и матчеств, также, как и двойная фамилия от отца и матери, есть до сих пор.

В России до недавнего времени двойное отчество через дефис существовало только тогда, когда у отца было двойное имя. Например, если папа — Жак-Кристоф, то сын будет Жак-Кристофовичем. Но недавно все изменилось.

По примеру русских князей

При всем консерватизме патронимов, который отмечают многие исследователи, во времена Древней Руси наряду с отчествами существовали и матчества. Например, М.В. Голомидова считает, что матронимы можно рассматривать как «интуитивное оживление варианта, который действительно существовал в прошлом».

Кандидат филологических наук Дмитрий Сичинава написал работу «Когда матчество заменяет отчество», которая вошла в образовательный курс «Рождение, любовь и смерть русских князей», опубликованный 25 июня 2015 года в рамках проекта Arzamas.academy

Ученый обратил внимание, что в древнерусской культуре встречалось употребление матронимов, если это имело значение для определения социального статуса или наследственных притязаний конкретного человека

«Простейший случай – внебрачный ребенок: например, у князя Ярослава Владимировича был сын, Олег Настасьич, рожденный от наложницы Настасьи, которому отец желал передать престол», – написал Д.В. Сичинава.

Матронимы использовались и в случае законного брака, если личность матери имела принципиальное значение для судьбы человека по той или иной причине. Так, младший сын князя Мстислава Великого упоминается в летописях XII века как Владимир Мачешич (то есть, сын мачехи, которой его родительница приходилась старшим сыновьям отца). Данное именование подчеркивает, что этот сын князя был рожден от второй жены и не имеет таких же прав на наследственный удел, как другие Мстиславичи.

Использование матронимов часто зависело от положения женщины-матери в семье и отношения к ней в обществе. И сложно найти в русской истории женщину, которая являла бы такой же пример социально-политической активности как Марфа – вдова новгородского посадника Исаака Борецкого. Как известно, она возглавляла народное движение, противодействовавшее попыткам Ивана III Васильевича (1440-1505 гг.) распространить власть Москвы на Северо-Западную Русь. Неудивительно, что сына знаменитой Марфы-посадницы земляки уважительно величали не только Дмитрием Исааковичем, но и Марфиным – по имени матери.

Так, автор Типографской летописи, составленной в XVI веке священнослужителями Троице-Сергиева монастыря, написал: «Тѣмъ же повелѣ главы отсѣщи: Дмитрею Борецкому Исаковичю Марфину и Василью Губе Селезеневу, Еремѣю Сухощоку, Кипреяну Арзубьеву и иныхъ товарищевъ…».

Закон можно обойти

Современное российское законодательство в данном вопросе поддерживает мужчин. Статья 58 Семейного кодекса РФ «Право ребенка на имя, отчество и фамилию» однозначно утверждает: «Имя ребенку дается по соглашению родителей, отчество присваивается по имени отца, если иное не предусмотрено законами субъектов Российской Федерации или не основано на национальном обычае».

Предусматривает кодекс и такие случаи, когда отцовство ребенка официально не установлено. Тогда имя малышу дает его мать, как и свою фамилию. А вот отчество «…присваивается по имени лица, записанного в качестве отца ребенка». То есть, женщине приходится буквально придумывать своему малышу патроним, если она, например, сильно обижена на бывшего мужчину и больше не хочет никогда даже слышать его имени.

Основываясь на действующем законодательстве, органы ЗАГС должны отказывать матерям в праве на присвоение матронимов. Но закон, как это часто происходит, можно обойти. Например, вышеупомянутая Мария Чернобровкина нашла в словарях мужской вариант своего имени – Марий, а также напомнила сотрудницам ЗАГС о писателе, которого звали Эрих Мария Ремарк, и древнеримском военачальнике по имени Гай Марий.

Что касается Анастасии Анновны, то при смене патронима на матроним она сослалась на мужское имя Ан. А Юлии Даниловой даже не пришлось ничего объяснять: в современной России многие мужчины являются тезками легендарного полководца Юлия Цезаря или известного кинорежиссера Юлия Гусмана.

Так что имен, имеющих подобные «парные» аналоги, при желании можно найти немало. Кроме того, сама 58 статья Семейного кодекса РФ содержит оговорку, позволяющую сослаться на национальные традиции.

Девочки, что вы делаете?

Иногда вопрос дать своему ребенку не отчество, а матчество, становится принципиальным. «Афиша Daily» нашла трёх женщин, которые захотели и смогли это сделать.

№ 1 назвала свою дочь Елизаветой Марьевной

По словам Марии, она пыталась забеременеть 10 лет, «поставила на себе крест», но после эффективного лечения смогла выносить и родить ребенка.

Мария рассказывает : «Держа тест с двумя полосками, я испытала и радость, и страх — на тот момент закончились мои отношения с мужчиной. Все было как в дешевой мыльной опере: вечером мы расстаемся, а утром я узнаю, что беременна. Я сразу же сообщила ему новость, но он сказал, что ребенок ему не нужен, и если я захочу его оставить, то он не будет иметь с ним ничего общего. Больше этот мужчина не появлялся в моей жизни»…

Мария уверена, что было неправильно давать ребенку отчество от имени мужчины, который отказался от него.

Поскольку в ЗАГСе могли возникнуть трудности с регистрацией (мужское имя может быть любым, а с женским заявление не примут), она я поискала в интернете мужской вариант своего имени Мария и сослалась на имя древнеримского полководца и политического деятеля Гая Мария. В ЗАГСе удивились, обвинили Марию в глупости и позвонили начальству, чтобы те проверили по словарям имя Марий. «Мы подождали минут 10, они перезвонили и подтвердили, что имя есть. Мне предложили два варианта: Марьевна либо Мариевна. Я выбрала первое», — с гордостью сообщила Мария.

№ 2 назвала дочь Мира Альмировна

Альмира не могла забеременеть больше 5 лет. Пока была замужем, пережила три выкидыша, муж в итоге ушел. Альмира стала встречаться с дальним знакомым, а когда забеременела, рассталась с ним.

«Идея дать ребенку матчество пришла мне спонтанно, на раннем сроке, — рассказывает Альмира, — Похожее имя существует в мужском варианте, в мусульманской культуре оно общеизвестно. Когда я родила ребенка и заполняла документы, никто и ухом не повел, что с отчеством моей дочки что то не так. Все произошло формально».

Отца ребенка она уведомлять не стала. До беременности он мне говорил, что не хочет семью, быть отцом не готов. На алименты тоже подавать не хочет, опасается, что в старости он может подать алименты на нее, чтобы она его обеспечивала. «Недавно я была на Дне города с дочкой, мы встретились взглядом в толпе, но он развернулся в другую сторону и ушел», — закончила рассказ Альмира.

№ 3 сама поменяла свое отчество на матчество «Раисовна»

Екатерина Раисовна вспоминает, что в детстве у нее с отцом были очень плохие отношения. Он бил ее, а еще однажды выкинул телевизор из комнаты, потому что она смотрела его слишком долго. По словам Катерины, ее «триггерило», когда она видела в паспорте его имя. Два года назад она решилась на смену отчества. Ходила писать заявление два раза. В первый раз отказали, ссылаясь на то, что от женского имени образовывать отчество нельзя и посоветовали найти мужской аналог.

«Тогда я снова пришла в загс, снова написала заявление с просьбой поменять отчество на форму от мужского имени Раис. Заявление приняли, я оплатила смену документов: это паспорт, свидетельство о рождении, СНИЛС и полис. Проблем не возникло» — рассказала Екатерина.

Она не скрывает, что идея матчества ей очень нравится и было бы здорово, если бы детям давали двойные отчества-матчества

Если у Екатерины когда нибудь будет семья, она постарается объяснить мужу, почему это важно, и попробует сделать именно так

Все три женщины сделали то, что задумали. И все три согласны с тем, что общество неоднозначно восприняло их поступки. Так № 1 (Мария) получила массу писем ВКонтакте: женщины поздравляли, кто то спрашивал совета о том, как тоже дать ребенку матчество, — среди них многие делали ЭКО без партнера. А вот мужчины все до одного упрекали и высказывались на её счет в очень грубой и агрессивной форме, обвиняли меня в беспорядочных половых связях, проходились по моей «умственной адекватности». «Наверное, матчества задевают мужское самолюбие» — предполагает Мария. № 2 (Альмиру) многие просто назвали «дурой», их главный аргумент заключался в том, что ребенка будут обзывать. Альмира не думает, что так произойдет и надеется, что когда девочка вырастет, практика давать матчество уже будет распространена.

А № 3 (Екатерина) старается просто никому не говорить о смене имени: думает, люди не так поймут. О смене отчества знают только близкие родственники и друзья. Екатерина считает, что это личная история, я не хочет ее рассказывать каждому встречному, чтобы не принимать утешения или нравоучения…

Отца как бы и не было

В начале 2020 года различные СМИ опубликовали информацию о семимесячной жительнице Томска, которую зовут Елизавета Марьевна Чернобровкина. Поскольку отец девочки не захотел принимать никакого участия в ее судьбе, малышка получила не только фамилию матери, но и матроним, образованный от имени самого близкого для нее человека.

Сама Мария Чернобровкина считает, что женщины должны получить право выбора: называть ребенка в честь человека, который отказался взять на себя ответственность и является лишь биологическим отцом, или давать детям матчества. Многие россиянки сами воспитывают и обеспечивают своих детей, и они не понимают, почему в современном российском обществе вопрос об альтернативной возможности присвоения матронимов юным гражданам вызывает такую острую дискуссию.

Хотя не обо всех подобных случаях становится известно прессе, они постепенно приобретают характер тенденции. Например, жительница Барнаула Анастасия два года назад, как только ей исполнилось 18 лет, официально отказалась от своего отчества и взяла матчество. Теперь она не Александровна, а Анновна – в честь матери. Как объяснила девушка свой поступок представителям СМИ, она даже не видела своего отца, поэтому не считает нужным называться по его имени.

Восемь лет назад москвичка Юлия Данилова дала своей дочери необычное и красивое имя Искра, а в графе, предназначенной для отчества, записала – Юльевна, в свою честь.

Постепенно все больше россиянок сходятся во мнении, что устоявшаяся в патриархальном обществе традиция давать ребенку лишь отчество, ущемляет права женщин. Они считают, что всем родителям, в том числе воспитывающим детей в полных семьях, необходимо предоставить возможность выбора.

Когда женщина командовала мужчиной

Ученые сходятся на том, что матриархальные общества на заре человечества повсеместно встречались в разных частях света — в Азии, Африке, Европе, Северной и Южной Америке. Основным признаком социального устройства этих сообществ было т.н. материнское право — неоспоримое право матери на детей, которое вступает в силу после распада брака — дети остаются в семье матери, и порядок распределения и наследования собственности, которая передавалась по женской линии. Примечательно, что в таких обществах мужчины, не имея никаких прав и привилегий, тем не менее они выполняли точно такие же обязательства перед обществом, что и в патриархальных: обеспечивали защиту, содержали свои семьи, решали прочие племенные вопросы, занимались воспитанием и обучением своих детей. Но при этом семья формировалась вокруг матери, а не вокруг отца.

Сегодня матриархальные общества с относительным доминированием женщин сохранились лишь в некоторых районах Тибета, южной части Алтая, Южной и Юго-Восточной Азии, в Индии и Непале, в Африке и Микронезии.

Некоторые черты матриархата сохранились в обычаях североафриканской народности туареги. У них существует различие между мужским и женским письмом. Также существует у туарегов понятие «асри» — это абсолютная свобода нравов у всех незамужних женщин туарегов, независимо от того, были ли они замужем, разведены или вдовы. Чем больше у женщины любовников, тем выше её репутация. У туарегов существует обычай, который обязывает мужа не принуждать свою жену к сожительству силой. Если она отказывает ему во взаимности, он отправляет её к родителям…

Как сообщают историки, к сожалению, ни одно матриархальное общество не достигло высокого уровня цивилизации и технического прогресса.

Игры престолонаследия

Образование патронимов и матронимов в Средние века проще всего проследить по биографиям королевских родов — и потому, что хроники лучше сохранили их имена, и потому, что для знати матчества и отчества действительно имели значения. Для людей голубых кровей они становились генеалогическим брендом, отмечавшим место человека в династическом дереве, которое непосредственно определяло его статус и уровень притязания на власть и состояние: быть вторым или третьим в очереди наследников совсем не то же, что быть двадцатым.

Король Свен II, основатель династии Эстридсенов, получил матчество, поскольку его отец, ярл Ульф, хоть и был фактическим правителем Дании в отсутствие Кнуда Великого, в пирамиде знати находился ниже своей жены, принцессы Эстрид. Совсем уж экзотическое происхождение у матчества Генриха II Плантагенета, которого одно время знали под именем Генрих Фитцэмпресс — то есть буквально «Сын Императрицы» (Матильды Английской).

В традиционно патриархальной Руси матронимы чаще всего давали княжеским бастардам, таким образом принижая их право на трон. Так, младший сын князя Ярослава Осмомысла Олег получил от современников полуофициальное матчество Настасьич — по имени матери Анастасии. Галицкая знать так и не забыла о его происхождении, что отразилось и на его карьерных перспективах. Несмотря на то что княжение отец завещал именно ему, сводный старший брат Владимир Ярославич при поддержке бояр почти сразу же сверг его и изгнал из Галича. Встречаются и другие примеры вроде Василия, сына Марии (Марицы) — дочери Владимира Мономаха, которую тот успел выдать за претендента на византийский престол Лжедиогена II: Василий родился уже после смерти отца, воспитывался матерью и, очевидно, поэтому в летописях именуется Мариичем, Маричичем и Маричиничем.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий